воскресенье, 17 ноября 2013 г.

Русские цари

Сегодня день открытий

ЯЗЫЧЕСКОЕ ИМЯ РУССКОГО КРЕСТЬЯНИНА
Видел серьезное исследование, показывающее, что во второй половине XIX века, когда встал вопрос об освобождении и переписи, русские крестьяне имели, в основном (как бы не 60-80%), нецерковные имена: Карп, Комар, Кабан и т.д. Пытаясь понизить значение этого факта, их часто называют прозвищами, однако отсутствие зарегистрированного христианского имени означает кое-что большее – отсутствие факта крещения.

Возможных причин вижу три:
1.    Помещикам было безразлично, крещены ли крестьяне
2.    Спохватились одновременно с массовым крещением негров (в США была та же картина: во второй половине XIX века негры еще практически не крещены)
3.    Христианство пришло на Русь лет на 800-900 позже заявленного

СМЕНА ИМЕНИ НЕВЕСТЫ
Иногда невеста царя меняет имя при смене веры.
Например, Княжна Гуащэнэ – на троне царица Мария Темрюковна (1545/1546—1569);
Ма́рта Самуиловна Скавро́нская (Крузе) – на троне Екатери́на Алексе́евна Миха́йлова.

Иногда имя меняют при уходе в монастырь, когда человек «умирает» для мира.
Так, последняя жена Ивана IV Мария Фёдоровна Нагая – в иночестве Марфа.
Анастасия Черкасская, супруга Симеона Бекбулатовича – в иночестве Александра.

Но есть и необъяснимые смены имени.
Царица Анастаси́я Рома́новна Захарьина-Юрьева (1530/1532—1560) в песнях называется Софией.
Крестильное имя Лопухиной - «Прасковья», было поменяно при венчании на «Евдокию» (1608-1645).
Парадокс не сугубо российский, то же самое было и в Византии, по меньшей мере, одна из трех захваченных отцом и сыном Ираклиями (у тирана Фоки) цариц по имени Фабия была переименована перед свадьбой в Евдокию.

Корни переименования – в родоплеменных обычаях, в частности, в обычае символически хоронить невесту перед замужеством, дабы скрыть от племенных богов нарушение табу – передачу женщины в чужой род. Так что замуж она идет как совершенно чужой своему роду-племени человек и отчасти поэтому с ней можно делать буквально все, что взбредет в голову «покупателям». Именно здесь объяснение групповому изнасилованию невесты у арабов XIX века, и таких примеров – тьма.
Смена имени невесты царя при замужестве того же сорта.
Это чрезвычайно нецерковно, поскольку имя дается по дню крещения, а дни в небесах четко расписаны между святыми покровителями на феоды. Причем, это не отсебятина, как я вычитал в капитальной работе об оммаже (где-то в ЖЖ ссылка есть), с точки зрения средневекового церковника Иисус – вассал Бога-Отца, а святые – вассалы Иисуса.

ТАЙНА ПОЯВЛЕНИЯ ФАМИЛИИ
Теперь – моя версия. В силу распределения святых между храмами христианское имя прихожанина – гарантированная прибыль тому или иному храму. Да, было некоторое территориальное размежевание, но верующий все равно предпочитал «своего» святого. Массовое (языческое, по сути) переименование невест-христианок приводило к перекосам в доходах и возможности нечестных манипуляций. Целиком игнорировать языческие страхи и запретить переименование невест церковь не могла – попробуй, уследи, и был придуман компромисс – фамилия. Арина Фомина становилась Ариной Кузьминой, и стабильность сохранялась, - и языческие боги сыты, и приходские интересы целы.

Возможно, здесь же открывается тайна переименования при смене веры: в православных святцах могло просто не оказаться какой-либо западноевропейской святой, плюс на 13 дней не совпадал календарь, и Мауриция Фридриховна становилась Марией Федоровной.

СЛЕДЫ ПРАВА СЕНЬОРА
Можно напомнить об аравитянах, еще в XIX века насиловавших невесту всем родом – в силу того, что она для своей родни считай что умерла, и делать с ней можно буквально все – мести не будет. А можно о французах, отводивших невесту для дефлорации сеньору, – в случае, если сеньор – высокопоставленный монах, то прямо в монастырь. Но можно вспомнить и отечественное снохачество, царившее на наших просторах, как минимум, до середины XIX века. И вот кое-что в биографиях русских царей указывает на снохачество вполне однозначно.
Поясню, снохачество не как каприз, а как освященная традиция, это право сеньора, когда старший мужчина (не обязательно отец, чаще это феодал, очень часто жрец, рангом выше) делает молодухе первенца.

ЦИТАТА: Существует легенда, связанная с рождением Софьей сына Василия III, наследника престола: будто бы во время одного из богомольных походов к Троице-Сергиевой Лавре, в Клементьево, великой княгине Софии Палеолог было видение преподобного Сергия Радонежского, который «вверже в недра ея отроча младо мужеска пола».

ЕЩЕ ЦИТАТА: Первые годы совместной жизни Пётр совершенно не интересовался женой, и супружеских отношений между ними не существовало. Ряд источников утверждает, что истинным отцом Павла был любовник Екатерины С. В. Салтыков.

Надо сказать, что Салтыковы в истории русских царей занимают особое место. Инокиня Марфа (в миру Ксения Иоанновна Романова) ярко сказывалось в составе правящей среды при царе Михаиле, в которую Марфа ввела своего племянника Б. М. Салтыкова. Перед нами непотизм в чистом виде.

Царица Прасковья Фёдоровна (супруга Иоанна V), урождённая Салтыкова.

Российская императрица Анна Иоанновна, дочка Прасковьи Федоровны, по матушке точно такая же Салтыкова.

Император Александр пришел на место убийства отца в сопровождении Константина и князя Николая Ивановича Салтыкова.

Некая Матрена Павловна Салтыкова является внучатой племянницей Анны Монс.

ПЕРЕДАЧА ПЕРВЕНЦА
Этот обычай сохраняется и ныне. Кто ребенка молодухе сделал, то его и растит. Поэтому первенца отдают зачавшему его феодалу, жрецу или шаману – и в Африке, и в Азии, и в Европе, и в России. Иногда (как сейчас в Казахстане) об истоках обычая забывают, но сам обычай отдавать первенца «старшим по званию» и им же передавать право дать ребенку имя, вполне бодро владеет массами.

ПАВЕЛ I
Павел I, был сразу же после рождения отнят от родителей, его воспитанием занялась сама императрица Елизавета Петровна. Имя Павел при крещении было дано ему по велению императрицы. При дворе упорно ходили слухи, что ребёнок был зачат Екатериной от своего первого фаворита, Сергея Салтыкова.

АЛЕКСАНДР I
Многими чертами своего характера Александр был обязан бабушке, которая отобрала сына у матери. Надо сказать, что как мама у него дочь коменданта из г. Штетин, так и бабушка – дочь коменданта из г. Штетин. Но мужская линия здесь ничто. Важно, кто там прамать, а мать Екатерины Великой – Иоганна Елизавета, из Готторпского владетельного дома, и ее родословная прямиком восходит к Кристиану I, королю Дании, Норвегии и Швеции, первому герцогу Шлезвиг-Голштейнскому и основателю династии Ольденбургов.
А Ольденбурги в истории России – это особый разговор.
Детали у Игоря Грека – у http://apxiv.livejournal.com/46167.html

P.S. Фамилия «Дунин» происходит от польского слова «дунский», то есть «датский». «Швено» — вариант слова «лебедь» по-датски. Все потомки Дуниных используют родовой герб «Лебедь».
Дунины связаны с Габсбургами и Раевскими, а Прасковья Ивановна Раевская (ум. 1641) — мать Анны Леонтьевой-Нарышкиной, бабушки Петра I.

НИКОЛАЙ I
Великий князь Николай с самого рождения поступил на попечение царственной бабки.

УСЫНОВЛЕНИЕ ЛЖЕДМИТРИЯ
Когда византийские отец и сын Ираклии свергли Фоку и взяли власть, первым делом было организовано усыновление младшего Ираклия Епифанией – взятой ими из монастыря старшей царицей. Это сразу же дало Ираклию весомые политические козыри, а процедура несложна. В исламе для усыновления достаточно, чтобы женщина пятикратно напоила человека своим молоком, но есть и упрощенные варианты.

Мария Фёдоровна Нагая (в иночестве Марфа) — царица, последняя жена Ивана IV. 18 июля 1605 года имела торжественный въезд в Москву и признала Лжедмитрия I своим сыном.

Исходя из опыта ислама и Византии, организовать такое признание несложно.

РОЛЬ ЖЕНЩИНЫ ПРИ ЦАРИЗМЕ
О Марии Мнишек я уже писал:
http://historyisnomore.blogspot.ru/2011/03/blog-post_2444.html

ЦИТАТА: Царевну Ксению самозванец сделал своей наложницей.

О КОМ РЕЧЬ: Ксе́ния Бори́совна Годуно́ва (1582-1622) — русская царевна, дочь царя Бориса Годунова и Марии Григорьевны Скуратовой-Бельской, внучка Малюты Скуратова и сестра царя Фёдора II. При Годунове шли переговоры о ее браке с Густавом Шведским, Максимилианом Габсбургом, эрцгерцогом Максимилианом-Эрнстом.
МОЙ КОММЕНТАРИЙ: Такую женщину не делают наложницей, такую женщину делают королевой, потому что за ней, как за каменной стеной.

В ОБЩИХ ЧЕРТАХ:
С лету эту тему не поднять, а воскресенье кончается :( Но в целом генеалогия царских семей с точки зрения матриархата выглядит радикально иначе. Основное в том, что в средневековье рыцарь – расходный материал, а дама – владетель той самой «половины царства», что за ней дают. Принцип работает повсеместно, вплоть до середины XIX века. И с этой точки зрения «в дамках» совсем не те семьи, что как бы рулят.

Вроде как рулят Рюрики, а в дамках Романовы.
Вроде как рулят Романовы, а в дамках Салтыковы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий